Новости

"Бродячие фестивали", "Коммерсантъ-Власть", 17.07.2006

17.07.2006

Российский концертный рынок на подъеме. Растет количество фестивалей формата open air, развивается их идеология. Борис Барабанов заметил, что за последний год фестивальная жизнь изменилась весьма существенно.

"Разбрэндирование" фестивалей

Год назад "Власть" писала о фестивалях под открытым небом как о забавах на воздухе, организуемых на деньги известных спонсоров, с непременными зонтами, баннерами и флагами с их символикой (см. "Власть" от 13 июня 2005 года). Тогда казалось, что избежать навязчивого присутствия спонсоров в фестивальном контексте практически невозможно. В этом году ситуация изменилась.

Ярчайший праздник, традиционно открывающий сезон больших загородных музыкальных пикников, фестиваль "Усадьба. Джаз" в "Архангельском" весной лишился главного спонсора - табачной компании, которая курировала его в предыдущие годы. Однако мероприятие не сорвалось. "В итоге мы нашли несколько спонсоров, - рассказывает Мария Семушкина, глава агентства Art-Mania, отвечающего за программу и рекламную кампанию фестиваля.- Это были одна водочная компания, одна пивная и одна автомобильная, но их средства покрыли только треть бюджета. Остальное пришлось занимать. Брали кредиты, шли на риск, тем более что у нас в этом году добавилось несколько новых площадок. Зрителей было больше, чем в прошлом году, около 30 тыс., включая бесплатных гостей. Вроде бы сейчас удалось расплатиться по кредитам".

Фактически фестиваль "Усадьба. Джаз" продемонстрировал, что крупный фестиваль, сравнимый по числу посетителей с "Нашествием" и "Крыльями", да еще и не адресованный легкой на подъем молодежной аудитории, можно провести и без участия крупного титульного спонсора. Это не единственный случай, когда инвесторы довольствовались весьма скромной презентацией на фестивале. К тому же к пивным и табачным спонсорам все активнее присоединяются компании, занимающиеся мобильными и компьютерными технологиями, банки и даже производители автомобилей. И целятся они не в десятки тысяч любителей стадионного рока, а в гораздо более тонкую, но и более платежеспособную прослойку среднего класса и молодых интеллектуалов, не приемлющих навязанный телевидением мейнстрим. В Москве маркетологи уже не могут позволить себе не замечать этих людей. Фестивали для них устраивают все чаще, парки и скверы скоро будут трещать по швам.

Далеко от Москвы

За городом, конечно, места больше. Но это отнюдь не значит, что там проще организовать фестиваль. В Московской области решения о проведении фестивалей под открытым небом принимаются по согласованию с областным руководством, и для успешной организации мероприятия требуются немалые дипломатические усилия. Например, в свое время фестивалю "Нашествие" пришлось уехать не только из Раменского, но и из Московской области вообще. Районное начальство готовилось к выборам и сочло, что старушки, которые жалуются на панков, ворующих огурцы с грядок, будут рады, если фестиваль уберется подобру-поздорову. В 2004 году "Нашествие" с распростертыми объятиями встретили в Эммаусе под Тверью - компания Rise, осуществлявшая менеджмент на фестивале, помогала в предвыборной кампании местному губернатору Дмитрию Зеленину. Второй фестиваль в Эммаусе окончился скандалом. Продюсеры "Нашего радио", традиционно отвечавшие за идеологию фестиваля, совсем не были рады неожиданно возникшему в списках участников поющему олигарху-единороссу Андрею Ковалеву, который появился на сцене с подачи соорганизаторов из Rise.

В 2006 году "Наше радио" нашло новых партнеров-администраторов, но с полем в Эммаусе пришлось распрощаться: Леонид Ланда из Rise и его партнеры, естественно, оставили за собой раскрученную площадку и объявили о проведении на ней нового фестиваля "Эммаус" под девизом "Место встречи изменить нельзя!". Подходящее поле для "Нашествия" было найдено в Рязанской области. Оно значительно превосходит размеры площадки в Эммаусе и сравнимо с полем в английском Гластонбери. У организаторов "Нашествия" появилась возможность сделать два больших и удобных палаточных городка и вообще всерьез заняться соцкультбытом, благо фестиваль пройдет под покровительством местного губернатора Георгия Шпака.

Фестиваль "Остров света", задуманный Дмитрием Дибровым и Борисом Гребенщиковым как трехмесячный этнопикник на подмосковном курорте "Сорочаны", вообще сменил областную прописку на городскую. Известный телеведущий полгода интриговал публику, рассказывая, как среди вигвамов и жилищ орков ("Сорочаны" - традиционное место сбора неохиппи и толкиенистов) будут петь Боб Дилан и Radiohead, и в конце концов "Остров света" свелся к серии концертов в саду "Эрмитаж" с не самым сенсационным составом (наиболее интересный участник - альтернативная рокерша Skin). В "Сорочанах" же проходит прямой наследник фестиваля Ethnolife - Ethnoland. Это строго выдержанное в рамках этностилистики событие с десятилетней историей. Список гостей возглавляет Наташа Атлас, может быть, главная на сегодняшний день этнопевица в мире.

"Дмитрий Дибров забыл согласовать проведение фестиваля с губернатором области Громовым. А вы, наверное, заметили, что фестивали с рок-концертами из области постепенно уезжают, - говорит директор Ehnoland Юрий Аистов.- Мы начинали работать над "Островом света" вместе с Дмитрием, но в мае областное руководство фактически запретило "Остров", а движение Ethnolife предложило концепцию, в большей степени ориентированную на просветительскую деятельность, с планетарием, йогами и философскими беседами". Надо отметить, что концепция "Острова света" также включала в себя просветительский аспект и, как и Ethnoland, исключала продажу алкоголя и табака. Кто уж там с кем не договорился, нам неизвестно. Однако тот факт, что музыкальные фестивали становятся предметом опеки или, напротив, конфликтов разных уровней и ветвей власти, говорит об их все возрастающей ценности. Причем как идеологической, так и экономической. Фестиваль "Эммаус" в отличие от "Нашествия" платит звездам гонорары и, не имея мощного бесплатного медиапартнера, покупает рекламное время в эфире. И при этом рассчитывает на прибыль. Переехавшее из Твери в Рязань "Нашествие" быстро нашло спонсора в лице крупной пивной компании, а городскую версию "Острова света" взялся спонсировать крупный банк.

От звезд - к интерактиву

Организаторы российских фестивалей под открытым небом все более четко формулируют свою идеологию. Одни, как "Усадьба. Джаз", существуют в относительно узких стилистических рамках и обращаются к городскому среднему классу, другие, как "Нашествие", предельно расширяют музыкальную палитру и, следовательно, аудиторию (в этом году на фестивале "Нашего радио" выступит не менее ста групп в диапазоне от интеллектуальной электроники до самой агрессивной гитарной музыки). Адресованные интеллектуалам "Остров света" и Ehnoland декларируют свою мультикультурность и просветительскую миссию. Проще всего дело обстоит на "Крыльях" и "Эммаусе" - здесь работает проверенная формула "русский рок плюс пиво". На "Крыльях" она дополнена несколькими зарубежными участниками, в Эммаусе - палатками. Год назад "Власть" утверждала, что главной приманкой для посетителей фестивалей являются имена звезд. В этом году в рок-мейнстриме не появилось ни одного мощного нового артиста, и фестивали пережевывают хорошо знакомое. Земфира и ДДТ, за которых были готовы удавиться организаторы больших праздников под открытым небом, отказали всем. "Ленинград" в Эммаусе и "Аукцыон" на "Крыльях" - вот и все эксклюзивы на фестивальных афишах. Так что если люди в этом году и едут на фестивали под открытым небом, то в первую очередь на идею, а не на звезд. И с такой ситуацией мы, пожалуй, столкнулись впервые. Другое дело, что содержательная сторона российских фестивалей все равно не дотягивает до лучших зарубежных образцов. Джазовый фестиваль в Монтре, часть мероприятий которого проходит под открытым небом, включает в свою программу не только концерты самого широкого спектра артистов, но и, например, мастер-классы известных музыкантов, а также конкурсы вокалистов, пианистов и гитаристов, спонсируемые крупными производителями инструментов и аппаратуры. Пусть это не главные фестивальные события. Но именно такой интерактив и создает ощущение фестивальной жизни. Она ведь состоит не только в совместном пивном буйстве и возможности пользоваться ноутбуком прямо на лужайке перед сценой, но и в коллективном творчестве. В этом смысле российские фестивали еще в самом начале пути.