Новости

Не лордом единым ... английский экс-министр вывел российский банк на инвесторов, "Компания", 22.05.2006, №19

22.05.2006

Барон Леруик, пожизненный пэр Англии и член палаты лордов - вот далеко не полный список регалий нового главы консультативного совета Юниаструм банка сэра Нормана Стюарта Хьюсона Ламонта. Его пригласили совершенствовать структуру корпоративного управления. После этого буквально сразу несколько крупных инвесторов проявили интерес к покупке акций банка.

Норман Ламонт на протяжении более четверти века находился в центре политической жизни Великобритании. Он начал свою карьеру в 1972 году, когда представлял в парламенте город Кингстон-на-Темзе от партии консерваторов. С 1990 по 1993 годы он входил в состав кабинетов Маргарет Тэтчер и Джона Мейджора в качестве министра финансов. Тогда Алан Вальтерс, советник Тэтчер по вопросам экономики, отозвался о лорде Ламонте как о "не только наиболее эффективном, но и самом отважном министре финансов со времен войны". Такой характеристики Ламонт удостоился за жесткую позицию в отношении участия Великобритании в Европейском валютном союзе (ЕВС), в соответствии с требованиями которого ведущие европейские валюты были привязаны к курсу немецкой марки. К осени 1992 года валютные ограничения стали угрожать конкурентоспособности английских товаров на европейском рынке, и правительство, не без участия Ламонта, приняло решение выйти из валютного союза. День 17 сентября 1992 года был назван "черной средой": тогда английский фунт потерял в цене более 10%, а Банк Англии израсходовал 15 млрд фунтов на скупку собственной валюты в тщетных попытках удержать ее курс. Многие потом обвиняли Ламонта в том, что это именно он допустил обвал, но последовавшее за девальвацией оживление экономики Великобритании заставило пересмотреть оценку его деятельности на посту министра финансов. В 1998 году за заслуги перед Великобританией лорду Ламонту был пожизненно пожалован титул пэра.

РЕЗЮМЕ НОРМАНА ЛАМОНТА:

ВОЗРАСТ: 64 года ОБРАЗОВАНИЕ: Fitzwilliam College, Cambridge ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ: в настоящее время - глава консультативного совета Юниаструм Банка, управляющий хеджевым фондом RAB Capital. В последние годы руководил Scottish Re (компания, работающая в области перестрахования и имеющая котировки на Нью-Йоркской фондовой бирже), Balli plc (торговый дом). Являлся консультантом Rotch Property, председателем Восточно-Европейского продовольственного фонда и директором нескольких других инвестиционных фондов 1998 - НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ: состоит в комитете по внешнеэкономической политике палаты лордов 1990 - 1993: министр финансов Великобритании 1972 - 1997: член парламента, представлял Кингстон-на-Темзе от партии консерваторов ДО 1972: директор по инвестициям в банке NM Rothschild & Sons СЕМЕЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: женат, имеет дочь и сына Сейчас Ламонт, хотя и не принимает столь активного участия в политической жизни страны, остается ярым противником экономического и политического сближения Лондона и континентальной Европы. В своей книге "Суверенная Британия" он даже предсказал выход Англии из Евросоюза.

От кухонного до конкурентоспособного

"Я помню, какими были российские банки еще 10 лет назад. Тогда они создавались в рамках производств для обслуживания интересов отдельных компаний. Российские банки больше походили на клубы по интересам или на кухни, где еще в советские времена люди традиционно собирались, чтобы поговорить", - отмечает Ламонт. В то время практически отсутствовали какие-либо регулирующие правовые нормы и культура корпоративного управления. "Совершенно понятно, почему рано или поздно многие из них закрылись или были закрыты. Банковский кризис 1994 года стал прямым следствием неорганизованности российского банковского сектора. В конце концов на самом раннем этапе становления банковской системы такие кризисы неизбежны. Насколько я помню, их было четыре в российской истории, но в результате сформировалась новая, более совершенная система, которая сейчас достаточно успешно функционирует и, как мы видим, динамично растет", - делится наблюдениями Ламонт. В начале 1990-х он принимал непосредственное участие в становлении российской банковской системы: вел переговоры с правительством РФ по проблемам взаимоотношений России с Международным валютным фондом, а также сотрудничества с Мировым банком.

За прошедшие годы, когда, по признанию Ламонта, он был нечастым гостем в Москве, в банковской сфере произошли разительные изменения: "Я потрясен тем, какой я увидел Москву во время последних визитов в феврале и апреле. Рост банковского сектора заметен здесь даже визуально, по количеству отделений банков и рекламным щитам, которые можно встретить практически повсеместно. Это значит, что в российском банковском секторе существует здоровая конкуренция, и он семимильными шагами приближается к уровню банковских систем западных стран", - считает Ламонт.

Он полагает, что сможет применить в России опыт, который приобрел во время работы в странах Восточной Европы, в частности в Румынии. "Одно время я был тесно связан с банковской системой Румынии, которая в то время имела много общего с российской", - рассказывает "Ко" Ламонт. Как и сейчас в России, румынские банки на пороге вступления их страны в ВТО боялись прихода иностранцев. "Я видел появление первого турецкого банка, затем голландского, итальянского, французского банков. Они старались поглотить или вытеснить более мелкие учреждения. Но иностранный капитал помог расширить сеть отделений по всей Румынии. То же самое произойдет в России", - прогнозирует экс-министр финансов Великобритании.

"Много моих коллег принимают приглашения от руководителей российских компаний и приезжают сюда работать в должности первых лиц, в должности руководителей бизнес-подразделений", - говорит Ламонт. Безусловно, в России есть своя специфика ведения бизнеса, во многом она обусловлена высокими темпами развития российской экономики и стремлением победить в конкурентной борьбе на рынке, но у западных специалистов - огромный опыт работы, поэтому они крайне востребованы в России. "Запад прошел огромный путь развития, и опыт западных менеджеров, я считаю, очень ценен для российского бизнеса на данном этапе, однако достичь каких-то высоких показателей в работе компании можно только при сочетании западного опыта и знания российской действительности, - отмечает Ламонт. - Ведь это действительно интересно - развивать компанию в таких динамичных условиях".

Нужны деньги

Ламонт намерен сотрудничать с Юниаструм Банком в вопросе совершенствования корпоративного управления и не собирается заниматься оперативной деятельностью банка. Он также планирует принимать участие во внедрении передовых технологий принятия решения и взаимодействия с клиентами и консультировать руководство банка в вопросах развития бизнеса. При этом Ламонт не планирует переезжать в Москву, он будет работать в лондонском подразделении, которое называется "Юниаструм кэпитал". Хотя несколько раз в год посещать Москву он все же хотел бы.

"Мне кажется, моя семья обрадовалась тому факту, что я начинаю ездить в Россию. И мне кажется, что мои дети видят в этом массу возможностей. Моему сыну 31 год, он инвестиционный банкир, живет в Лондоне, а дочь работает в очень известной лондонской юридической фирме", - резюмирует Ламонт.

"Уникальный опыт лорда Ламонта в области корпоративного управления является для нас ценнейшим активом, необходимым для развития нашего бизнеса как в России, так и далеко за ее пределами", - комментирует приглашение Ламонта в банк председатель совета директоров Юниаструм Банка Георгий Писков. Особенно актуально это в преддверии анонсированного банком IPO, которое должно состояться одновременно в Москве на ММВБ и в Лондоне на AIM (Alternative investment market). Акционеры кредитной организации собираются почти одновременно вывести на биржу акции банка и его "дочки" - банка "Юнистрим", который будет специализироваться на денежных переводах. Первое IPO "Юнистрима", как заявлял ранее Писков, планировалось провести уже в конце 2007 года. В ходе него на LSE разместят 25% акций, информацию о том, сколько будет продано самого "Юниаструма", акционеры банка не раскрывают.

"Сегодняшние перемены и оптимизация системы корпоративного управления для повышения инвестиционной привлекательности Юниаструм Банка - это как раз те насущные вопросы, которые требуют неотложного решения. Понимая это, мы стали задумываться о привлечении человека, который был бы полезен нам своим опытом развития банковского дела в Восточной Европе. Многолетний опыт сотрудничества с Норманом Ламонтом показал нам, что он сумеет оказать Юниаструм Банку огромную помощь благодаря тем знаниям рынка капиталов и банковского сектора на европейском континенте, которые он приобрел за годы своей карьеры", - рассказывает "Ко" президент Юниаструм Банка Гагик Закарян.

Между тем Ламонт полностью поддерживает идею выхода банка на международные рынки капитала: "Российский фондовый рынок сейчас аккумулирует недостаточное количество средств для того, чтобы обеспечить интересы российских фирм. Капитализация российских компаний растет опережающими темпами по сравнению с ростом фондового рынка, и выход на западные площадки - вполне разумное решение на фоне повышенного интереса иностранных инвесторов к развивающейся российской экономике, - говорит он. - Я приветствую размещения российских банков и считаю, что эти бумаги будут пользоваться очень высоким спросом со стороны западных инвесторов".

ЧТО ТАКОЕ ООО "ЮНИАСТРУМ БАНК":

ГОД ОСНОВАНИЯ: 1994 СФЕРА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: универсальный коммерческий банк, контролирует систему денежных переводов "Юнистрим" (за 2005 год по системе "Юнистрим" переведено $762 млн) ГЛАВНЫЕ КОНКУРЕНТЫ: "Контакт", "Анелик", "Мигом", Импексбанк, "Вестерн Юнион" ВЕЛИЧИНА АКТИВОВ НА 1 ЯНВАРЯ 2006 ГОДА: 33,4 млрд руб. БАЛАНСОВАЯ ПРИБЫЛЬ ЗА 2005 ГОД: 53,9 млн руб. ОСНОВНЫЕ АКЦИОНЕРЫ: Георгий Писков, Гагик Закарян и Оксана Белоусова. Оборот "Юнистрима" в прошлом году вырос в три раза, банк "Юниаструм" также демонстрирует быстрый рост. Все это требует серьезных капиталовложений для строительства филиальной сети. Раньше банк обходился внутренними ресурсами, но быстрый рост нашей розницы навел на мысль о выходе на открытый рынок капитала.

Лорд лорду рознь

Сэр Норман Ламонт - далеко не первый представитель британского истеблишмента, который принял приглашение работать в российской компании. В 2002 году, накануне слияния с ВР, российская нефтяная компания ТНК пригласила в наблюдательный совет двух английских лордов - Питера Уолтерса и Уильяма Первиса. "Это было сделано для того, чтобы подчеркнуть прозрачность компании и приверженность международным стандартам управления", - поясняет руководитель пресс-службы ТНК-ВР Иван Гоголев. В 2004 году, накануне IPO в Нью-Йорке, группа "Мечел" пригласила в совет директоров Эндрю Вуда, советника премьер-министра Великобритании по вопросам инвестиций в Россию. В "Мечеле" также объясняют это стремлением к большей прозрачности и открытости. Эксперт по металлургии ИФК "Метрополь" Денис Нуштаев считает, что определенную роль присутствие Вуда в совете директоров "Мечела", без сомнения, сыграло: "Это было первое размещение российской металлургической компании на зарубежных площадках, и ей важно было показать, что права иностранных миноритариев будут защищены". "Однако само присутствие статусного человека в управлении компании не гарантирует повышение ее капитализации или более выгодное размещение при IPO, - полагает начальник центра анализа рыночной конъюнктуры Газпромбанка Сергей Суверов. - Желательно, чтобы такие люди, помимо того что формально числятся в руководстве, еще и приносили реальную пользу, работая в компании". Он напоминает, что все последние сделки по приобретению Европейским банком реконструкции и развития активов в России были проведены без участия каких-либо статусных фигур с российской стороны. Поэтому одного статуса, по его мнению, недостаточно.

До последнего времени приглашение Ламонта в "Юниаструм" участники рынка расценивали именно как инвестицию в имидж, не ожидая, что экс-министр финансов окажет существенное влияние на работу банка. Однако после прихода Ламонта в "Юниаструм" совладельцы банка неожиданно заявили о том, что сроки проведения IPO могут быть перенесены. "На рынке существует большой интерес к системе денежных переводов "Юнистрим", и большое количество иностранных инвесторов заинтересовано в приобретении аналогичного (тому, который планировалось разместить на бирже. - Прим. "Ко") по объему пакета акций..." Иными словами, начались переговоры о продаже пакета акций группе инвесторов напрямую, и IPO решили отложить. Правда, Ламонт не исключает, что банк еще вернется к вопросу о его проведении. Примечательно, что информация о начале переговоров с финансовыми инвесторами появилась именно после прихода в банк сэра Ламонта. В "Юниаструме" никак не комментируют, связаны ли эти два факта, но участники рынка не исключают, что в приходе инвесторов значительную роль сыграл именно Ламонт. По неофициальным данным, руководители банка ведут переговоры с четырнадцатью претендентами на акции, из которых будут выбраны двое.

Максим Логвинов