Новости

"Побочные дети банковского бизнеса"

16.11.2004
У россиян растет интерес к коллективному инвестированию. В ответ банки создают общие фонды банковского управления. Со временем они могут стать реальными конкурентами паевых инвестиционных фондов.

За десять месяцев текущего года объем средств, вложенных россиянами в общие фонды банковского управления (ОФБУ), вырос более чем вдвое. Правда, абсолютные цифры аккумулированных денег остаются скромными: в начале ноября, по данным Ассоциации защиты информационных прав инвесторов (АЗИПИ), капитал в управлении ОФБУ составил 4,1 млрд рублей -- это в 20 раз меньше, чем у ПИФов, и в 440 раз меньше, чем размещено на банковских депозитах российских граждан. Но с другой стороны, рост средств в управлении ОФБУ происходил в условиях в высшей степени неблагоприятных -- на фоне падения фондового рынка и банковского "кризиса доверия". Можно ожидать, что при улучшении макроэкономической ситуации ОФБУ станут не менее популярным институтом, чем те же ПИФы.

Путь до розницы

"Общий фонд банковского управления -- это почти ПИФ", -- так начинают свой рассказ об ОФБУ практически все банкиры. И действительно: оба они аккумулируют средства частных инвесторов и осуществляют доверительное управление ими; в обоих случаях средства вкладываются преимущественно в финансовые рынки; и ПИФ, и ОФБУ приносят клиентам доход, как правило, превышающий процент по банковскому депозиту. Впрочем, есть и существенные различия (см. таблицу).

Родились ОФБУ в 1997 году -- тогда появилась инструкция Центрального банка, и поныне регулирующая этот рынок. В том же году банки зарегистрировали около 70 фондов, на следующий год их число утроилось. Однако после кризиса 1998 года эта услуга практически умерла. "Некоторые ОФБУ остались, но банки решили не уделять этому большого внимания, потому что тратиться на рекламу было бесполезно -- народ не приходил, так как боялся банков в принципе", -- вспоминает заместитель начальника управления ценных бумаг Абсолют-банка Виктор Гармашев.

Первые послекризисные фонды создавались банками исключительно для своих клиентов -- для юридических и физических лиц, имеющих хорошие прочные связи с менеджментом или собственниками банка. После августовского кризиса это было вполне естественно, ведь население в подавляющем большинстве считало инвестиции в финансовые рынки занятием весьма экстремальным.

Отличительной чертой самых ранних ОФБУ были огромные первоначальные взносы. "Устанавливая минимальный размер первоначального взноса в 300 тысяч рублей, мы исходили из того, что у нас не было технических возможностей обслуживать большое количество клиентов, у нас не было филиалов и другой необходимой инфраструктуры", -- признается управляющий активами банка "Траст" Александр Чернятин.

Банки рассчитывали на доверие давних и состоятельных клиентов, и расчет этот полностью оправдался: в 2002 году общий объем капиталов в управлении ОФБУ превысил 1 млрд рублей. Многие банки, наработав первый опыт в ОФБУ для "своих", начали создавать новые фонды -- уже для клиентов "с улицы", уменьшая при этом размер первоначального взноса. "Так получилось, что наш первый фонд показал очень хороший результат, и нашими клиентами стали друзья, знакомые и родственники тех клиентов, которые пришли к нам первыми, -- рассказывает вице-президент банка 'Петрокоммерц' Дмитрий Степанов. -- Когда этот фонд заполнился, мы пришли к выводу, что можем создать еще один, с пониженным первоначальным взносом. Тем более что ситуация стала более благоприятной и клиенты стали активнее инвестировать средства на фондовом рынке. В первом ОФБУ размер минимального взноса составлял 2,5 миллиона рублей, во втором -- уже 300 тысяч рублей, а в третьем -- 30 тысяч рублей". Впрочем, это не предел: сегодня уже есть ОФБУ, где минимальный взнос устанавливается в одну тысячу рублей, так что настоящим инвестором может себя почувствовать любой представитель среднего класса. Всего же сегодня на рынке активно работают около 45 общих фондов банковского управления. "Сейчас пошел всплеск коллективных инвестиций, и банки тоже решили отвоевывать себе позиции, начали раскручиваться", -- говорит Виктор Гармашев.

Инвестиции для "юриков"

Однако, несмотря на развитие розничных ОФБУ (по данным АЗИПИ, почти у половины активно работающих фондов минимальный стартовый взнос не превышает 1 тыс. долларов), самые большие средства все-таки остаются за фондами, созданными в расчете на крупных клиентов, в первую очередь -- на компании. Иногда такие ОФБУ создаются специально под определенную группу клиентов -- юридических лиц. Так, например, в Газпромбанке функционирует ОФБУ "Страховые резервы", предназначенный специально для страховых компаний: его инвестиционная декларация полностью удовлетворяет "Правилам размещения страховщиками страховых резервов".

Часто юридические лица используют ОФБУ для вложения средств в активы, инвестировать в которые напрямую не позволяют нормативные ограничения. "Допустим, у компании нет валютной лицензии, но есть необходимость хеджировать валютные риски, -- объясняет Александр Чернятин. -- В этом случае она через ОФБУ может инвестировать свои средства в валютные активы". Что еще стимулирует юридических лиц вкладываться в ОФБУ, так это их стремление получить как можно больший доход с временно свободных средств. "Типичный пример -- компания, торгующая мобильными телефонами, -- говорит Виктор Гармашев. -- У них в конце года на расчетном счету образуется достаточно большая сумма свободных средств (в конце года там наблюдается всплеск продаж). Их можно положить на депозит в банке или разместить в ОФБУ. ОФБУ, конечно, прибыльнее".

Куда уходят деньги

ОФБУ представляет собой общую копилку, куда инвесторы вкладывают деньги. Далее эти средства инвестируются согласно общим принципам, прописанным в инвестиционной декларации фонда. И хотя спектр допустимых операций очень широк (ОФБУ могут инвестировать средства в рублевые и валютные ценные бумаги, производные инструменты, драгоценные камни и металлы), банки редко выходят за рамки стандартного набора из трех активов: акции и облигации российских эмитентов плюс валюта. "Хотя в нашей инвестиционной декларации прописано, что мы можем инвестировать в суверенные западные облигации и ценные бумаги первоклассных заемщиков, мы этого не делаем: пока у нас нет такой необходимости", -- говорит один из банкиров.

Похоже, правда, что российские ОФБУ не желают выходить на международные рынки ровно потому, что осознают свою слабость. "Мы, конечно, можем инвестировать в иностранные бумаги, но пока вкладываем средства только в российский рынок, потому что на российском рынке мы самые умные, а на западном наверняка есть свои умные", -- признался в беседе с корреспондентом "Эксперта" еще один банкир.

Впрочем, есть ряд ОФБУ, которые осмеливаются вкладываться в иностранные ценные бумаги и аргументируют это возможностью диверсифицировать риски. "Не секрет, что российский фондовый рынок достаточно маленький и не позволяет составить качественный портфель из высоколиквидных инструментов, -- говорит заместитель председателя правления Юниаструм Банка Денис Еганов. -- Поэтому в нашем портфеле около 60 процентов занимают ценные бумаги иностранных эмитентов. Мы рассматриваем ценные бумаги не с позиции их принадлежности к той или иной стране, а с позиции их ликвидности, надежности и потенциальной доходности". Примечательно, что практически никто из опрошенных нами ОФБУ не инвестирует клиентские деньги в инструменты государственного внутреннего долга. "ГКО--ОФЗ сегодня не дают такой доходности, как корпоративные и муниципальные облигации", -- говорит Денис Еганов.

Сегодня некоторые банки планируют расширять направления инвестирования средств путем вложения в пока еще "экзотические" активы. "Сейчас мы активно осваиваем торговлю драгоценными металлами и собираемся в следующем году сделать 'золотой' ОФБУ, -- говорит Денис Еганов. -- Это привлекательно потому, что когда акции падают, то рынки драгоценных металлов, наоборот, растут". Перспективным направлением вложений средств ОФБУ, по мнению банкиров, могут стать и ценные бумаги, связанные с недвижимостью.

Как и в любом в бизнесе, доходность вложений в ОФБУ напрямую связана с риском. Так, фонды, придерживающиеся консервативной стратегии инвестирования (как правило, при такой стратегии управляющие большую  часть средств вкладывают в облигации и менее половины -- в высоколиквидные акции российских эмитентов), с начала 2004 года принесли вкладчикам доход в 8-9% годовых. Фонды, придерживающиеся умеренной стратегии инвестирования (средства инвесторов вкладываются в ликвидные акции, облигации первого и второго эшелонов, производные ценные бумаги и иностранную валюту), заработали за этот же период от 11,5 до 20,3% годовых. А фонды с агрессивной стратегией (вкладывают в основном в акции российских и иностранных эмитентов и производные ценные бумаги) принесли своим учредителям 36,5-38% дохода.

Риски и механизмы управления ими

Клиентами ОФБУ обычно становятся люди, достаточно хорошо знакомые с миром финансов, а потому представляющие себе степень риска своих инвестиций. "Клиенты, как правило, сначала размещают средства на депозитах, а уже потом вкладывают деньги в ОФБУ, понимая, что это рисковые вложения и в отличие от депозитов доход не фиксирован, а зависит от ситуации на рынке", -- говорит Дмитрий Степанов.

Впрочем, по мере снижения минимальной суммы вкладов клиентская база расширяется, и у ОФБУ начинают возникать проблемы с вкладчиками. "Люди часто думают так: если фонд показал доходность 40 процентов годовых, то и в дальнейшем результаты будут не хуже, -- говорит Денис Еганов. -- Но ведь это может быть и не так: во второй год фонд может принести нулевую доходность, в третий -- 60 процентов. Тогда среднегодовая доходность будет 50 процентов годовых. Но тот человек, который вошел в фонд во второй год, может получить ноль процентов и сильно разочароваться".

Первая половина 2004 года как раз стала временем разочарования для многих клиентов ОФБУ: c апреля этого года по август стоимость паев этих фондов снизилась в среднем на 3-5%. Однако к ноябрю эти потери были отыграны: оказавшись в минусе по итогам II квартала, в течение III квартала большинство ОФБУ вышли на положительную доходность на уровне 5-6% годовых.

Еще одна, особенно актуальная для России группа рисков -- это риски некачественного управления активами ОФБУ. "Закрытость информации о работе ОФБУ и большие послабления в отчетности перед надзорными органами могут привести к манипуляциям с деньгами клиентов", -- говорит банкир, попросивший не называть его имени. Снизить этот риск можно только одним способом -- прежде чем доверить ОФБУ свои деньги, надо постараться узнать о фонде как можно больше. "Каждый клиент, который несет свои деньги в ОФБУ, должен посмотреть в глаза управляющему, должен изучить инвестиционную декларацию фонда и посмотреть результаты прошлой деятельности", -- советует Денис Еганов.

От чего ОФБУ защищены лучше многих других банковских инструментов, так это от риска банкротства самого банка. Дело в том, что средства фонда не пересекаются со средствами банка и в случае банкротства они полностью выводятся из конкурсной массы.

Пока не конкуренты ПИФам

Участники рынка оценивают перспективы ОФБУ сдержанно, хотя и с оптимизмом. "Сейчас ОФБУ вряд ли смогут составить серьезную конкуренцию ПИФам, хорошо зарекомендовавшим себя в последнее время. Для банка сформировать ОФБУ оказывается и проще, и дешевле, чем содержание ПИФа для какой-нибудь финансовой компании. Но насколько востребованной будет эта услуга -- покажет время", -- говорит первый заместитель председателя правления Промышленно-строительного банка Евгений Лотвинов.

Сдержанность специалистов в прогнозах развития ОФБУ в России обусловлена несколькими причинами. Во-первых, в регулировании ОФБУ пока много "белых пятен". Например, паи ОФБУ не являются ценной бумагой, а следовательно, их, в отличие от паев ПИФов, нельзя продать на вторичном рынке, подарить или передать в залог банку по кредиту. В ОФБУ нельзя вкладываться нерезидентам, а это, по оценкам участников рынка, очень перспективный слой инвесторов. "У иностранных фондов возможности инвестирования на российский рынок сильно ограничены расходами по выходу на этот рынок, и здесь мы могли бы выступить посредниками, снижая эти расходы", -- говорит Виктор Гармашев.

Во-вторых, банки сами пока не заинтересованы в активном продвижении этой услуги. "Если банк хочет стать универсальным, то есть предлагать широкий спектр услуг своим клиентам, он может зарегистрировать ОФБУ, -- говорит г-н Гармашев. -- Но для основной массы банков это не основной вид деятельности, а побочный бизнес, поэтому ему так мало уделяется внимания".

Пока банки только обкатывают технологии работы ОФБУ, считает начальник департамента финансовых ресурсов Газпромбанка Сергей Шмыгов, а в дальнейшем можно ожидать широких рекламных кампаний. Лидеры этого рынка уже озаботились продвижением своего продукта. "Банки сейчас начинают проводить какие-то совместные акции, объединяться в некие ассоциации управляющих ОФБУ, например, для того чтобы лоббировать через ЦБ как улучшение законодательной базы, так и решение других проблем", -- отмечает Виктор Гармашев.